Пресс-центр События Александр Катков: "Работай - остальное придет!"

12.10.2016

Александр Катков: "Работай - остальное придет!"

2017 год для заслуженного артиста России Александра Каткова станет юбилейным в творческой деятельности на подмостках первого театра Кубани. В Краснодарском академическом театре драмы им. М. Горького он служит без малого 30 лет. Минувший театральный сезон принес очередной успех его новой режиссерской работе. Премьера «Загнанной лошади» по пьесе Ф. Саган - один из самых любимых и востребованных зрителем спектаклей. Что касается самого Александра Алексеевича, то будучи личностью сильной, с четко обозначенной жизненной позицией, он производит впечатление человека, не настроенного впускать любопытный зрительский взгляд в свое личное пространство. Однако ошибочное ощущение закрытости и обособленности, происходящее от яркой индивидуальности и твердости характера, легко рассеивается, стоит ему заговорить о животрепещущем творческом, как выяснилось, тесно переплетенным с личным.
 
- Каждый режиссер желает своему спектаклю аншлагов. Насколько был ожидаемым для вас зрительский интерес к «Загнанной лошади»? Вы предполагали такой успех?
 
- Откровенно говоря, да. У Саган есть то, что всегда будет трогать людей, к чему никогда не пропадет их интерес. В спектакле есть сцена, в которой мой герой Генри-Джеймс задает Корали вопрос о ее избраннике Юбере. «Вы его любите? Он дает вам счастье?» - произношу я. И в паузе, звучащей после этого вопроса, всякий раз слышу биение женских сердец, чувствую, что в этот момент происходит в зале... Этот материал лежал у меня 10 лет. Едва с ним познакомившись, я понял, что «Загнанная лошадь» будет зрительским спектаклем. Но на тот момент в труппе не было двух молодых лидеров. Лишь спустя годы наша тройка сложилась. Сначала в коллективе появился Арсений Фогелев, а много позже и Злата Соколова. Но с ней ситуация складывалась сложнее. Злата - моя ученица и в первые годы обучения я не мог предполагать, что она когда-нибудь сыграет Корали. Все изменил дипломный спектакль «Двое на качелях». Работая с ней, начинающей тогда актрисой, над Гибсоном, я почувствовал тонкую душевную организацию, глубину и увидел возможность распределить роли для «Загнанной лошади».
 
- Идею создания этого спектакля вы вынашивали довольно долго. У всех ли режиссерских работ Александра Каткова такой период созревания?
 
- Обычно я ставлю приблизительно раз в пять лет. В этот период происходит определенное накопление. Это своего рода естественный цикл. Случаются перемены в стране, обществе, театре, меняется социальный, а иногда и политический фон, но люди, по большому счету, не меняются. Их тревожат те же проблемы, волнуют те же чувства. Они страдают, любят, делают выбор, ищут компромиссы, как и герои пьесы Саган.
 
- Как правило, в жизни творческой личности есть человек, повлиявший на самоопределение, ставший первым учителем, влюбивший в искусство. Часто настоящей школой становится первый театр. Каким был ваш приход в профессию?
 
- Естественно, на своем творческом пути я встречал много талантливых удивительных людей, повлиявших на формирование моих убеждений. И в работе с серьезными профессионалами я смог у них многому научиться. Но, по большому счету, считаю, я - человек, сделавший самого себя. А отправная точка в детстве. Будучи ребенком, я выбрал две профессии, которые меня увлекали (смеется). Намеревался стать либо водолазом, либо геологом. Но в 4 классе, сыграв Сына полка - роль, в которой весь спектакль носился по сцене, размахивая настоящей саблей с меня ростом, - я твердо решил выбрать актерство. Видимо, в этой работе сочетается все, что привлекало меня в занятиях и водолаза и геолога. Надо сказать, что позже сознательный выбор профессии удивил все мое тогдашнее окружение. Хорошо помню растерянность и недоумение друзей, когда я сообщил, что поступил на актерский. Ведь меня считали «шпаной», «сорвиголовой» и многие даже откровенно побаивались. «Что ты там будешь делать? Какой ты артист?» - спрашивали меня дворовые приятели.
 
К слову, об учителе... Так сложилось, что до 1973 года, когда я поступил на службу в Красноярский молодежный театр, я не встретил людей, которые смогли бы меня организовать. Я очень много читал, сидел за кулисами с тетрадью, записывал, изучал, исследовал... Живя в Хабаровске, смотрел все спектакли всех театров города - утром в одном театре, вечером в другом. Потом была армия. И она стала настоящей школой жизни. Там я создал свой коллектив художественной самодеятельности, с которым объездил весь Приморский край.
 
- То есть и в армии вы продолжили нести театр в себе? Занимались искусством?
 
- Да. И за это заплатил лишними девятью месяцами службы (улыбается). Но я ни о чем не жалею. В армии было много событий, закаливших мой характер и повлиявших на мировоззрение. Там я увидел жизнь, какой не знал прежде, какой не узнаешь в театре... Так или иначе, но со службы армейской на службу театру я пришел абсолютно сформированной личностью. Во мне созрело понимание того, что провинциальный театр слаб, часто беспомощен. И осознавая это, я чувствовал необходимость самообразования, испытывал постоянную потребность учиться, исследовать. Не расставался с тетрадями - записывал, изучал, обдумывал, сопоставлял и, конечно, много и жадно читал. Вообще самообразованием я не прекращал заниматься никогда. Люблю повторять: «Работай - все остальное придет!»
 
В начале творческого пути я следовал совету своего первого мастера заслуженного артиста РСФСР Б.В. Горохова - каждые три года менял коллектив. Это прекрасная возможность встряхнуть себя, обновить кровь. За три года службы в одном коллективе актер успевает определить свое место в труппе, успокаивается, и его коллеги, партнеры, режиссер привыкают видеть его в рамках определенного амплуа. А перемена заставляет все начинать заново, доказывать право на серьезные работы, значимые роли, заявлять себя, а значит - серьезно и по-новому трудиться. Но все это до 40 лет. После имеет смысл прекратить поиски своего театра и остаться в том коллективе, где будешь служить всю оставшуюся жизнь. Что я и сделал.
 
- Давайте вернемся к 1973 году и личности народного артиста России Александра Попова, с которым вас связывает многолетняя творческая работа. Хотели ли вы сказать, что именно он стал первым человеком, по вашему выражению, «сумевшим организовать» вас?
 
- Александр Иосифович тогда только начинался как режиссер, а я уже имел опыт, и в чем-то совпав, мы 16 лет успешно работали и взаимообогащались.
 
- Какое самое яркое воспоминание из вашего совместного творчества, охарактеризованного вами как взаимообогащение?
 
- Было много интересного и волнующего. Например, в 1978 году в Туле на заключительном показе театрального фестиваля, посвященного 150-летию со дня рождения Л.Н. Толстого, мы со спектаклем «Власть тьмы» Красноярского ТЮЗа играли на следующий день после БДТ. Они представляли «Историю лошади». Какая это ответственность - выходить на зрителя вслед за товстоноговской постановкой - говорить не приходится. Не знаю почему, но я не волновался. Я был счастлив играть на одной сцене с большими артистами и верил в себя, в режиссера, в спектакль. А вот актриса, исполнявшая роль моей матери (я играл Никиту) перенервничала, приняла валериану и заснула в гримерной. В результате нашу с ней сцену я практически сыграл один, и прозвучала эта сцена неожиданно интересно и остро. Попов тогда был доволен мной и горд. Но самое ценное - Георгий Александрович Товстоногов на церемонии награждения отметил, что «спектакль Красноярского театра стирает границы между понятиями провинции и столицы». И это было лучшей наградой.
 
- Вы - обладатель сильного характера и аналитического ума. На все имеете собственный взгляд и умеете его отстоять. Умеете увлечь людей, и они охотно за вами идут. Все это характеризует явного творческого лидера. Неужели никогда не было искушения уйти из профессии, где выбирают вас, в режиссуру, в художественное руководство?
 
- Во-первых - когда я работаю как актер, то о режиссуре забываю вовсе. Искренне стараюсь понять замысел постановщика, отдаться в его руки, быть исполнителем, позволить автору спектакля себя наполнить. Выбора между актерской профессией и режиссурой мне делать не приходилось. Я всегда был ведом какой-то высшей силой. Давайте назовем ее судьбой. И был связан различными обязательствами перед театром, в котором служил, перед режиссером, в команде с которым работал. Да и для художника такие понятия как ответственность и порядочность - принципиальны.
 
А искушения? Смотря, что считать искушением. На гастролях в Санкт-Петербурге я был приглашен на работу сразу в два театра. Попов об этом знал. После очередного вечернего спектакля он зашел ко мне. Мы просто и откровенно поговорили о судьбе нашего коллектива. Театр - это его спектакли, а с моим уходом репертуар бы просто рухнул. Попов это понимал, как понимал и то, какие возможности обещала мне работа в питерских театрах. Но, как всякий хороший режиссер, он заботился о собственной труппе и желал, чтобы я остался. А я не мог предать своего режиссера, не мог поступить иначе. Все мы имеем обязательства и делаем выбор согласно своим убеждениям и принципам. И выбор этот не всегда должен быть выгодным.
Работая с Поповым, мне часто приходилось слышать, как коллеги советовали ему, а иногда и просили отправить меня на режиссерские курсы. Они видели мой потенциал, расположенность к режиссерскому анализу. Но Александру Иосифовичу я нужен был как актер. О каком обучении могла идти речь, если каждый вечер выходишь на сцену в главных ролях? Но, конечно, я все же не упускал ни одной возможности приобретать новое. Однажды мне пришлось срочно прервать обучение в Таллине, где проходили курсы повышения квалификации педагогов по сценическому движению, и в течение суток вернуться в Свердловск (ныне Екатеринбург), ввестись в спектакль «Последний срок» и сыграть в нем главную роль.
 
- О востребованности, идущей об руку с успешностью, говорит и то, как рано вы были удостоены звания «Заслуженный артист РСФСР». Не многие могут похвастаться этим в 29 лет. Выходит, вы всегда были слишком заняты актерской практикой, и вам было просто не до режиссуры?
 
- Да, я был очень плотно занят, и хотя роли давались мне легко, и работа доставляла удовольствие, эта загруженность не позволяла отдать себя исследованию другой профессии. А режиссура требует серьезного и уважительного отношения, посвящения себя, если угодно. Я всегда прислушиваюсь к себе, к своей интуиции. Как человек верующий признаю влияние на людей некой высшей силы. Оглядываясь назад, вспоминаю многие удивительные моменты. Например, на гастролях в Ярославле в гостинице я размышлял о своей роли в спектакле «Последний посетитель». Постановка давно была выпущена, с успехом игралась, а мы с Поповым никак не могли найти четкой формулировки для той силы, которой движим мой герой. И вдруг мне пришло в голову нужное словосочетание, я выскочил на лестницу и в пролетах между 2-м и 6-м этажами встретился с Александром Иосифовичем, спешащим ко мне. И в одну и ту же минуту мы вместе сказали друг другу то самое, найденное, наконец, определение движущей силы - «социальное озлобление». Как можно объяснить подобное - не знаю. Но случалось такое и в моей личной жизни. Мои родители развелись и мне, семилетнему ребенку, необходимо было сделать выбор, с кем остаться. Отец, истосковавшийся, прилетел в Хабаровск. Мама подготовила меня к разговору с ним. Хабаровск. Крохотная комната. Нищенская жизнь. И любимая мама. А с другой стороны - успешный сильный любящий отец и благополучная жизнь в Рязани. Мне 7 и я должен сделать выбор. Конечно, я выбрал маму и сказал то, что должен был, но когда отец ушел, то, что внутри у меня происходило, толкнуло прочь из дома, где рыдала мама. Я шел, заплаканный, по улицам, не глядя, совершенно не осознавая, куда иду, и ноги привели меня именно на стадион, где когда-то тренерской работой занимался отец и где он, такой же потерянный и несчастный, шел мне на встречу. Мы бросились друг к другу, долго обнимались, говорили и без стеснения плакали. Такие моменты в жизни навсегда остаются с нами. Но я до сих пор думаю о неведомой силе, которая вела нас навстречу друг другу. Кажется, мы выбираем, но что нами руководит? Можем ли мы поступать иначе? Думаю, все в жизни случается как должно, в свое время.
 
- Вероятно, и в театр вас привела какая-то неведомая сила, чтобы вы смогли делиться тем, чем наделены. Не могу не спросить о планах и надеждах. Но чтобы не задавать такому человеку как вы банальных вопросов, спрошу иначе: что действительно волнует в сегодняшней профессиональной деятельности? Чего ждете? На что надеетесь?
 
- Волнует - будет ли близка или чужда мне позиция того главного режиссера, который возглавит Краснодарскую драму. Наполнит ли он наш театр художественной атмосферой, без которой немыслимо его дальнейшее существование. Надеюсь - моя многолетняя практика позволит мне быть востребованным.
 
Нам тоже остается надеяться на это. Ведь постоянно пополняющийся длинный список ролей замечательного актера, заслуженного артиста РСФСР Александра Каткова, как и его необыкновенная биография, способны впечатлить и его поклонников - театралов и тех, кому только предстоит знакомство с этой удивительной личностью.
 
Журавлева Елена

www.strast10.ru




Афиша

Партнеры

Все партнеры

Стать партнёром