Пресс-центр События Актриса Инна Станевич: «До пяти лет мечтала стать милиционером».

25.04.2012

Актриса Инна Станевич: «До пяти лет мечтала стать милиционером».

В апреле отпраздновала свой юбилей заслуженная артистка России Инна Эдуардовна Станевич. На сцену Краснодарского театра драмы Инна Эдуардовна выходит без малого 45 лет. В интервью нашему сайту она рассказала о том, как попала в труппу Краснодарского драматического, как бороться с рутиной в актёрской профессии, и как уберечься от звёздной болезни.

- Я не очень люблю интервью. – предупредила Инна Эдуардовна прежде, чем я успел задать первый вопрос. - Не перед каждым человеком можно открыться. Мне не хочется быть поверхностной или неискренней.

- Вы переиграли много царственных особ – Гертруда, Екатерина Великая, Клеопатра… Актёры психологической школы стараются наблюдать за людьми, похожими на персонажей, которых им предстоит сыграть. Царицу на улице не увидишь. Как работали над этими ролями?


- Это сугубо личная кухня. Потом, в меня всё-таки что-то заложено. Тут можно сказать спасибо предкам. У меня со стороны мамы дедушка грузинский князь, а со стороны папы дедушка польский князь. Поэтому кровушка ещё та. Впрочем, я никогда не пыталась играть царственную особу. Я играла женщину, поставленную в определённые обстоятельства. Женщину, которой суждено быть царицей. Специально не задавалась вопросами: как мне ходить? как мне стоять? Шла от сути образа.

- И в продолжение предыдущего вопроса. Актрис боготворят, считают небожительницами. А вам к тому же довелось сыграть Екатерину и Клеопатру – женщин, чья красота и притягательность вошли в историю. Скажите честно, вы чувствовали какую-то свою исключительность, «звёздность»?

- НИ-КОГ-ДА! – раздельно произносит Инна Эдуардовна. – Это вне меня. Сцена – это моё творчество, моя работа. Когда выхожу за кулисы, на улицу, я становлюсь самой собой - Инной Эдуардовной Станевич. В театре чаще всего не актриса выбирает роли, а её выбирают на роли. Поэтому… Ну так получилось. Спасибо Господу Богу и режиссёрам, которые увидели меня в этих ролях. И потом, какие звёзды? Во-первых, звёзды – на небе. Во-вторых, если говорить об актёрах как о звёздах, – их единицы. Если Пугачёва примадонна – тут уж никуда не денешься. А почему начинающие певички называют себя  звёздами?.. Так и в театре. Я безумно счастлива, что звёздная болезнь меня не коснулась.

- Вы никогда не жалели, что стали актрисой?


- Никогда в жизни! Я к этому стремилась с пяти лет. До пяти лет хотела быть милиционером, регулировщиком. Потому что он стоял на такой специальной тумбочке и жестами управляли движением. Теперь я понимаю, почему возникло такое желание. В жестах регулировщика был какой-то артистизм. Я планомерно шла к тому, чтобы стать актрисой, и благодарна Богу, что он подарил мне эту профессию, и что я пока ещё существую в ней.

- Есть рутина в актёрской профессии?

- Конечно!

- Как не даёте этой рутине себя съесть?

- Это каждому актёру безумно тяжело. К сожалению, это зависит не от одного человека. Должен быть спаянный коллектив. Надо отметать от себя всё то, что не помогает твоей профессии, особенно когда ты находишься в стенах театра. Для меня театр – это всё равно храм. Так меня учили в своё время мои педагоги и режиссёры, с которыми я работала, когда совершенно молодой актрисой пришла в Краснодарский драматический. Пусть я говорю сейчас банальности. Для меня это не банальность. Есть расхожая фраза: «Театр – террариум единомышленников». Что душой кривить, очень часто так бывает. Но старайся не влезать во все эти дрязги, береги себя для сцены. Это я себе говорю, никого не поучаю. Это моё кредо.

- Краснодарский драматический – ваш первый театр?

- Это мой единственный театр. Меня сюда пригласил Михаил Куликовский (главный режиссёр Краснодарского драмтеатра с 1959 по 1984 годы – А. Н.), когда я ещё училась на втором курсе театрального института в Ростове-на-Дону. Приехала в Краснодар, у меня здесь были родственники, и пришла в театр вместе с ними. Они были знакомы с Михаилом Алексеевичем, он подошёл поздороваться, и меня представили. Я знала, что это незаурядный режиссёр. Первое, что он сказал: «Боже, какой голос! Вот бы мне актрису с таким голосом». Тут же подсуетились мои родственники: «Она на втором курсе театрального!». Михаил Алексеевич говорит: «Вы знаете, детонька, – он всех детоньками называл – если у вас ничего не измениться до окончания института, и у меня ничего не измениться, я приглашаю вас в театр». Я думала, что мы просто раскланялись, не придала значения этому разговору. Но на последнем курсе пришёл вызов сначала на переговоры по телефону, потом официальный вызов телеграммой. Буквально через несколько дней после моего приезда оголилась центральная роль в спектакле  «Сохрани мою тайну» по Собко. Мне пришлось вводиться на эту роль за десять дней прямо на гастролях в Одессе. И больше я этот театр не покидала. Я в этом театре сорок пятый год.

- Какой период был для вас наиболее плодотворным?

- Вы знаете, я так много была занята… Это сейчас работы стало меньше, потому что на возрастных актрис меньше ролей. У нас достаточно и актрис такого возраста. А начиная с моего прихода в театр и где-то лет до пятидесяти я вообще не выходила из театра, у меня не было продыха. В пятьдесят я сыграла Вассу Железнову, в пятьдесят пять Белису. После  пятидесяти пяти пошло такое затишье, потому что… Ну не Джульетт же мне играть. А до этого я была очень плотно занята в репертуаре, и как-то очень много лет тому назад – мне было лет тридцать – я пыталась посчитать свои роли. У меня за сотню было уже далеко. Поэтому я не могу сказать, какой период был самым плодотворным. Это могут оценить зрители или мои коллеги, какой из них самый плодотворный… Конечно, самый плодотворный период, когда встречаешься с интересным режиссёром, с интересным материалом. И тогда - полет! Тогда всё плодотворно!

- Вы сыграли Гертруду в «Гамлете», поставленном Никольским двадцать два года назад. Как оцениваете актёрские работы Марии Грачёвой и Натальи Арсентьевой, которые играют эту роль в очередь в «Гамлете» Александра Огарёва?


- Во-первых, я не критик. Во-вторых, это совершенно другой спектакль. Новый век – новые спектакли, новое исполнение. Конечно, Гертруда – одна из моих любимых ролей, и я с опаской шла смотреть спектакль Огарёва. Но мне ни секундочки не было скучно или неловко. Испытывала чувство гордости за свой театр. И я с большим удовольствием поздравляла и Марию Грачёву и Наталью Арсентьеву.

- Признаться, очень опасался, что вы против театральных экспериментов.


- Принимаю эксперименты «на ура»! Готова ввязаться в любую драку. Если в театре есть место экспериментам, значит, это живой театр и живые люди в это ввязываются.

- Какой из спектаклей Лаборатории современной драматургии, состоявшейся в Краснодарском драмтеатре, считаете наиболее удачным?


- Пожалуй, мне понравились всё… Не собираюсь никому кланяться. Я уже не в том возрасте и положении, чтобы говорить дежурные комплименты. Всегда стараюсь говорить правду, не обидев своих коллег. Я лучше промолчу, чем буду говорить: «Прелестно, чудесно, замечательно!». И при этом думать: «Боже мой, какая гадость!». Мне вся Лаборатория понравилась. Я даже пожалела, что не участвовала в спектакле «Dawn-Way», хотя могла бы. Но как-то самоустранилась, и себя очень корю за это. А какой из них больше? Ну, они настолько разные… Меня приятно удивили наши девочки, занятые в «Наташиной мечте» (Виктория Лукина и Алла Засыпкина – А. Н.). Очень необычный спектакль «Жестокая мать» показал Огарёв. Что-то в каждом спектакле насторожило, но по большому счёту я всё приняла.


- Белиса, сыгранная вами в «Хитроумной влюблённой»  – это женщина, которая упорно не желает признавать, что уже не молода. Но в финале она не то чтобы смиряется - становится самой собой, обретает какую-то внутреннюю гармонию. Вспоминается известная фраза: «У каждого возраста свои преимущества».


- У возраста знаете, какие преимущества? Опыта больше. А других преимуществ не знаю. С другой стороны, как я всегда говорю, бьют по лицу, а не пор паспорту. И многое зависит от того, на сколько лет человек себя ощущает. Это отнюдь не значит, что пожилые актрисы должны держаться за роли молодых героинь. Я это ненавижу… А в возрастной роли обязательно должен быть огонёк, должно что-то зажигать зрителя. В пьесе «Хитроумная влюблённая» Белиса совершенно иная, чем в спектакле. В пьесе это матрона вся в чёрном, которая попадает впросак. Но она не ведёт себя, как молоденькая девушка. И когда мне режиссёр Юрий Ильин своё решение предложил, я сначала была немножко фраппирована (неприятно удивлена – А. Н.). Он говорит: «Будешь как бабочка порхать. С дочерью ты матрона, а как только о любви заговорили – у Белисы вырастают крылья, и она становится чуть ли не влюблённой дурочкой. Но, в конце концов, жизнь всё расставляет на свои места». Это видно и по костюму Белисы, и по гриму, по усам, по бородавке. – смеётся Инна Эдуардовна. – Я из тех актрис, которые совершенно не боятся быть «страшненькими». Многие актрисы ненавидят выходить некрасивыми на сцену. Меня наоборот это заводит. Вы узнали меня в «Лавине»? Я играю женщину, которая выходит и говорит: «Да-да-да-да-да!»; «Нет-нет-нет-нет-нет!».

- Честно говоря, не узнал.


- Об этом и речь. Текста-то почти вообще нет. Уж такой уродец выходит, а какой кайф!.. А Белиса - это режиссёрское прочтение. Есть актёры, которые хотят сами всё выстраивать: режиссёр пусть лучше в сторону отойдёт. Я очень люблю работать с режиссёром, особенно если он талантлив.

- Мне сказали, что ваш сын имеет непосредственное отношение к футбольному клубу «Краснодар».

- Он журналист, пресс-секретарь этого футбольного клуба.

- Сын не заразил Вас своей любовью к футболу?

- Сын давно увлекается футболом. Сейчас и внук увлёкся этой игрой. Конечно, я узнаю, кто выиграл в матче, и даже стала немножко разбираться в футболе. Но назвать себя футбольной болельщицей не могу. Я болельщица сына и внука.

- В таком случае, чем увлекаетесь в свободное время?

- Наверное, это смешно прозвучит, но я безумно люблю читать. Без книги вообще жить не могу. Наверное, я человек «старой формации». Я знаю, что сейчас молодёжь вообще не читает. Вместо книг компьютер. Очень люблю стоять у плиты, готовить, придумывать кушанья всякие.  Готовя пищу, я отдыхаю и работаю над ролью. Потому что мысли о роли всё равно в голове крутятся.

- Вы очень прямолинейный человек. Эта черта характера помогает или мешает вам в жизни?


- Не мешает и не  помогает. Но прямолинейность моя чем хороша: я никогда не обижу человека. Я скажу правду, но обязательно так, чтобы человека не хлестнуть по физиономии, не ударить его под дых. И потом, необходимо понимать: нужна человеку твоя правда и твои советы или нет? Бороться за свои убеждения и отстаивать их необходимо, но никому не нужно навязывать свою правду.

беседовал Андрей Новашов
***

Биографическая справка:

Инна Станевич родилась в Ростове-на-Дону. Окончила актёрский факультет Ростовского института культуры (Мастер курса Герман Гуровский). 4 июня 1968 года принята в труппу Краснодарского театра драмы, где работает по сей день.
Инна Эдуардовна не из актёрской семьи: мать – инженер, отец – работник торговли. Единственный «звоночек из прошлого» - бабушка со стороны матери, которая в молодости служила актрисой в одном из театров Кракова (позже она стала супругой польского князя и оставила сцену).
Инна Станевич – Агата в «Детских шалостях Л. Хелмана, Элоиза в «Мамуре» Ж. Сармана, Арина Пантелеймонова в Женитьбе» Н. Гоголя, Василиса Егоровна в «Капитанской дочке» А. Пушкина, Шанель в «Восьми любящих женщинах» Р. Тома, Светлана Васильевна в «Аккомпаниаторе»  А. Галина, Родика в «Тектонике чувств» Э.-Э. Шмитта.
Всего на краснодарской сцене ею сыграно более 150 ролей.




Афиша

Партнеры

Все партнеры

Стать партнёром