Пресс-центр События Екатерина Крыжановская: «Мне всегда интересно то, до чего бы я сама не додумалась»

11.03.2012

Екатерина Крыжановская: «Мне всегда интересно то, до чего бы я сама не додумалась»

Очередное интервью рубрики «НОВЫЕ ЛИЦА» с актрисой Екатериной Крыжановской. Екатерина – Офелия в «Гамлете», одна из «13 разгневанных женщин», Хвеська в «Панночке» (премьера этого спектакля состоится в конце апреля). А ещё – в жизни, а не на сцене – супруга главного режиссёра Александра Огарёва. Крыжановская окончила Новосибирское театральное училище. До поступления в труппу Краснодарского драмтеатра работала в Новосибирском театре Сергея Афанасьева, Омском камерном «Пятом театре», Омском академическом театре драмы.

- К сожалению, актрисы – жёны и дочери главных режиссёров – очень часто «раскачивают лодку», создают в коллективе неблагоприятную атмосферу. По моим наблюдениям, это не Ваш случай. Поэтому задам «неполиткорректный» вопрос: «Легко ли быть женой главного режиссёра?».


- Легко!.. – смеётся Екатерина Крыжановская. – Я же сначала стала женой не главного режиссёра, а очень хорошего человека, которого люблю. Мы познакомились в Омске. Он ставил пушкинскую «Метель» в театре, где я работала. Я играла Марью Гавриловну. И как-то так подружились. А то, что он потом стал главным режиссёром – хорошо, я рада за него, это нужный опыт… Я такая же артистка, как и все. Он очень многому может научить. Безумно рада, что есть возможность поработать с ним, именно с этим режиссёром.

- Спектакли Александра Огарёва принципиально отличаются от традиций, условно говоря, «психологического театра». Вы сразу поняли и приняли эстетику, которую исповедует этот режиссёр?

- Есть такой момент: нужно просто существовать в форме, предлагаемой Сашей (режиссёром Александром Огарёвым – А. Н.). Основа – это всё равно психологический театр: «Я верю в то, что я делаю на сцене». Так что я не противопоставляла бы эстетику Огарёва психологическому театру.

- Театр Огарёва – внебытовой, игровой. В данном случае, под «психологическим» я подразумеваю театр, где все «страдают»; набор режиссёрских и актёрских штампов, оставшихся с советских времён.


- Понятно. Это очень скучный театр. Он себя изжил. Достаточно посмотреть хорошие западные фильмы. Там никто не существует в тягомотной какой-то манере, когда, чтобы «создать жизнь», актёр начинает кряхтеть, или запинаться на словах, и это пытаются выдать за нормальное психологическое переживание. А Сашин мир, его театр мне безумно интересны. Мне всегда интересно то, до чего бы я сама не додумалась.

- Принято считать, что каждая актриса хочет сыграть Офелию. Вы мечтали об этой роли?

- Нет! Не мечтала. Я вообще не думала об этом! – почти испуганно говорит Екатерина. – Когда узнала, что буду играть Офелию, говорю: «Саш, ты что! Мне же тридцать один год. Какая Офелия? О чём ты говоришь?!». Тогда он стал про неё рассказывать. Ему было важно в Офелии, что это нормальный человек, сегодняшняя девушка со своими мечтами, со своей любовью. И она борется за свою любовь. Не какая-то абстрактная Офелия, которая живёт в Англии, вся из себя принцесса. А современная девушка из плоти и крови, которая хочет счастья, которая любит свою семью. Это мне понравилось. Эти вещи мне близки и понятны. Но сначала я испугалась назначения на роль. Потом, когда перечитала пьесу, стало очень обидно: Офелия считается знаковой ролью мирового репертуара, а в пьесе её очень мало. Шекспир отводит Офелии совсем не центральную роль. Это Саша вытащил историю семьи, которую разрушает Гамлет, и у нас получилось много Офелии в спектакле… Работая над той или иной ролью, всегда ставлю перед собой задачу научиться тому, чего ещё не умею. Во время репетиций «Гамлета» было очень важно научиться лёгкости существования. Такой лёгкости, когда зритель смотрит на сцену: «И я так могу, подумаешь!». Шла к этому целенаправленно.

- Каковы, на Ваш взгляд, особенности театрального пространства Краснодара?

- Мне кажется, город в этом смысле удивительный. Если можно так выразиться, есть поле с хорошей землей и возможность вырастить на нём что-то чудесное. Здесь возможны эксперименты. Очень много хороших, даже уникальных, артистов. Но есть маленькая проблема: некоторые артисты работают только на себя;  никак не хотят работать в компании, в команде.

- Совсем скоро премьера пластического спектакля «13 разгневанных женщин», в котором заняты и Вы. Чего ожидаете от этого спектакля?


- Для меня это эксперимент. А эксперимент всегда подразумевает некую двоякость.
Может вообще ничего не получиться, а может, наоборот, очень хороший спектакль сложиться. Экспериментальность этого спектакля даже не в его теме, ни в его форме, а в том, что он поставлен именно в Краснодаре. Насколько мне известно, такие спектакли в Краснодарской драме ещё не случались.

- То есть главный вопрос в том, совпадёт ли спектакль с городом?

- Хотелось бы, чтобы зрительские оценки были от восторженных до негодующих.  Чтобы не было равнодушных. Если у спектакля есть лицо, оно кому-то нравится, а кому-то нет.

- В спектакле «Панночка», который сейчас ставит Александр Огарёв, Вы играете роль Хвеськи.

- С Хвеськой тоже странно. Когда Саша сказал, что я буду играть Хвеську, я опять возражала: «Ну как же, она же совсем на меня не похожа!». Обычный человек, прочитав пьесу, скажет, что Хвеська – это престарелая женщина, селянка…

- «Нестарая ещё бабёнка» про неё в списке действующих лиц написано.

- Да. Саша сказал очень просто про Хвеську: «Это домовёнок». И я всё сразу поняла. Вот такой домовёнок живёт среди казаков, который оберегает, хранит, проявляет ко всем милосердие. Эта тема тоже мне очень близка.

- Прежде Вы бывали в Краснодаре?

- Нет.

- Значит, Вы увидели город свежим взглядом. Поделитесь впечатлениями.

- Я же из Сибири, а в Краснодаре столько солнца! – с восторгом говорит Екатерина. – Я влюбилась в этот город. Не скучаю по Омску совершенно. Я ходила по городу. Мне очень нравятся невысокие уютные деревянные домики. О некоторых фруктах, которые увидела на рынке, раньше только читала. Отзывчивые жители. Спросишь, как пройти, они могут все дела свои бросить и проводить, чтобы я не потерялась.

- А какое впечатление произвёл Краснодарский драмтеатр?

- Что для меня было удивительно, здесь у очень многих артистов – и молодых, и зрелых - есть огромное желание работать, есть интерес. К сожалению, во многих провинциальных театрах вместо творческой жизни рутина. И актёры чаще всего смиряются. Они честно делают своё дело, но уже не ждут, не хотят собственно творчества. А здесь «Гамлета» репетировали почти до ночи, и никто не ходил с недовольным лицом, все хотели работать. Краснодарские актёры хотят заниматься профессией не только по регламенту.

беседовал Андрей Новашов




Афиша

Партнеры

Все партнеры

Стать партнёром