Пресс-центр События Михаил Дубовский: «Спектакль – это живые чувства»

09.04.2019

Михаил Дубовский: «Спектакль – это живые чувства»

Оказалось, что один из самых востребованных и любимых зрителями артист вовсе не мечтал связать свою жизнь со сценой. По его признанию, «виноват» во всём Евгений Петросян.

– После 9 класса я поступал в Краснодарский колледж электронного приборостроения на оператора ЭВТ, но не прошёл по баллам и вернулся доучиваться в школу. Планов стать «кем-то, когда вырасту» у меня тогда не было.

Мысль «не пойти ли в артисты» пришла совершенно случайно.

Я сидел дома на кухне, работал телевизор, шла юмористическая передача с Петросяном, я был в хорошем настроении и на каждую его реплику что-то импровизировал. И мама в какой-то момент сказала: «Ну ты и артист!». И тут я подумал: «А почему бы и не артист?».

Родители меня поддержали, хотя отец и был немного огорчён, что я не пойду по его стопам и не стану моряком. В детстве я занимался в Клубе юных моряков, даже удостоверение на право управления вёсельным и парусным шлюпками получил, но делать это своей профессией я не хотел. Родители сказали: «Это твой выбор, решай сам».

Моё знакомство с Краснодарским институтом культуры началось со знакомства с Еленой Яворской. Она, конечно, начала спрашивать: где занимался, что умею, что читаю, в каком театральном кружке занимался… Пришлось выкручиваться и импровизировать. Видимо, был достаточно убедителен, потому что не услышал в ответ «Мальчик, займись чем-нибудь другим!», зато получил совет пообщаться со Светланой Ливадой, которая в следующем году набирала курс.

Я тогда, конечно, и понятия не имел, кто это. И это хорошо, потому что, если бы я тогда знал, какой это Мастер (с большой буквы!), наверное, переволновался и вообще бы не пошёл.

Михаил признаётся, что учёба на актёрском отделении КГУКИ (сегодня КГИК) сделала его другим человеком.

–В школьные годы я был очень застенчивый. Сидел за последней партой, руку не всегда решался поднять, а если к доске выходил, то тут же от волнения всё забывал… Помню, классе во втором защищали какие-то научные проекты, а меня так трясло, что я ничего сказать не смог. Как меня с такими исходными данными в артисты понесло – до сих пор не понимаю. Но за четыре года в институте всё кардинально поменялось!

В Краснодарский академический  театр драмы им.Горького Михаил Дубовский попал сразу после окончания учёбы.

–  В театре драмы тогда ушло из труппы сразу семь человек, а наш курс как раз показывал здесь свои дипломные спектакли.  Нашу «Панику» Мика Мюллюахо взяли в репертуар, а вместе с ней и нас. Так как артистов не хватало, сразу начались вводы, была очень напряжённая работа…

Мне повезло, я сразу попал в руки к Александру Катунову и Наталье Арсентьевой, в спектакль «Люти». Они меня многому научили и не только в плане профессии. У Александра Катунова, например, было совершенно особое понимание Театра и свои ритуалы общения с ним, как с живым существом. Я многое у него перенял.

Михаил Дубовский знаком зрителям не только по своим театральным работам, его можно увидеть и на экране. Правда, из-за плотной занятости в спектаклях, ему часто приходится отказываться от кинопроектов.

– Первой моей ролью был помощник ветеринара в сериале «Береговая охрана». Съёмки прошли просто замечательно, и это был первый раз, когда мне после съёмок аплодировали. Я-то думал, это, в принципе, так у киношников принято, но потом мне Олег Александрович Метелёв сказал, что это редкость.

Проектов было достаточно много, предложения посниматься поступают часто, но, так как я очень плотно занят в театре, от многого приходится отказываться. Театр для меня всегда на первом месте. Потому что он – это здесь  и сейчас. В кино можно сделать хоть двадцать дублей, потом просто выберут лучший, а спектакль – живой. Здесь живые чувства, живой человек рядом, живые зрители.

Кому из режиссёров точно бы не отказал, даже если бы был занят в спектакле? Ну, предположим, звонит мне завтра…  Андрей Звягинцев или Леонид Белозорович! Вряд ли бы смог отказаться! Ну и Бондарчук, конечно! Как бы я ему отказал? Хотя, даже если Бондарчук… Спектакль важнее!

У артистов нет нелюбимых ролей. А вот «персонажи-любимчики» бывают.

– Я очень любил роль Францека в спектакле «Тест» (по Лукасу Берфусу). С этой постановкой связана интересная история. Он был одним из эскизов лаборатории немецкой драматургии, причём его изначально не планировали оставлять. Мне ужасно хотелось сыграть этого Францека. Весь отпуск думал, как бы я это сделал, как бы это получилось… Возвращаюсь в августе, а мне говорят: «Владимир Рогульченко будет ставить «Тест»!». И мы за месяц, параллельно со спектаклем «За двумя зайцами» (режиссёр А.Горбань),  сделали этот спектакль. Я очень любил эту роль.

Роль была чудесная, да ещё и на камерной сцене… Мне нравится наш камерный зал, там особенная атмосфера.

Из спектаклей сегодняшнего репертуара я особенно люблю «Поминальную молитву» (по пьесе Г.Горина),  роль Мотла. Это совершенно особенная постановка, и в этом, конечно, большая заслуга режиссёра Геннадия Шапошникова. Он сумел создать атмосферу не только на сцене, но и за кулисами. Когда идёт «Поминальная молитва», за сценой царит тишина.

А ещё мне нравится роль Андрея в спектакле «Double Пулинович. «Жанна» (по пьесе Я.Пулинович, режиссёр А.Огарёв)!

Эту постановку делали как раз после «Панночки» (по пьесе Н.Садур, режиссёр А.Огарёв), а с этим спектаклем у нас, что называется, был серьёзный разговор… Роль Хомы Брута мне никак не давалась. Я привык к психологическому проживанию, а в «Панночке» совсем другой Хома. Я пытался быть каноничным, гоголевским Брутом, а Александр Огарёв требовал от меня «современного Хому».

После одной из репетиций, за неделю до премьеры, я был уже настолько вымотанный, что не было сил что-либо играть. И тогда всё получилось. Очень важно понимать, чего хочет режиссёр, тогда будет результат.

Ещё очень важно, когда режиссёр знает, что и для чего он делает. У хорошего режиссёра не бывает случайных мизансцен, и он никогда не показывает артистам, что он в чём-то не уверен. Режиссёр – это тот, кто ведёт за собой, и, чтобы артисты за ним шли, он должен быть абсолютно уверен, что то, что он делает – правильно.

Артист, в свою очередь, должен быть хорошим человеком! А ещё честно и на сто процентов выполнять свою работу. Только когда выкладываешься полностью, ты можешь что-то создать, ведь репетиция – это полная самоотдача, это всегда поиск, даже когда кажется, что всё уже найдено. Не надо думать, что это читка по ролям, как в школе.

 

 Текст: О.Жердева




Афиша

Партнеры

Все партнеры

Стать партнёром