Пресс-центр События Параллельный мир

01.09.2017

Параллельный мир

Каждый гость театра, попадающий в просторный бутафорский цех с большими окнами во всю стену, замирает надолго. И это немудрено, ведь в каждом уголке – магия: выстроились тюбики с краской, в ожидании реконструкции отдыхает скелет помощника Кощея, в углу притаился лев из «Ханумы», с огромного стеллажа за всеми наблюдает местный «домовой» почему-то с оленьей головой. А на стене – трехметровая икона, нарисованная к спектаклю «Идиот» уже ушедшим от нас главным художником Сергеем Аболмазовым, – как благословение на творчество.
И каждый раз, когда приходит новый проект декораций, бутафоры, как говорит заведующая Светлана Беседина, «погружаются в параллельный мир».
Сейчас весь цех заполнен декорациями к масштабной постановке комедии «Кубанские казаки». В руках бутафоров наши с вами эстетические впечатления и вдохновение для артистов. От точности исполнения мельчайших деталей, воссоздающих место и время действия, от предметов, с которыми придется общаться актерам, зависит очень многое. В первую очередь – поверит ли зритель в то, что происходит на сцене. Ведь задача не просто заполнить пространство сцены, а иллюзию реальности с историей, с особенной судьбой.
У нас состоялся душевный разговор с коллективом бутафорского цеха обо всем. Получилось поговорить не только о «Казаках», но и о сложностях выбранного профессионального пути. 

Анастасия Арсентьева, бутафор. 
 
Как пришли в профессию?
 
- Случайно, даже не думала, что буду бутафором, я просто очень хотела работать в театре. Моя бабушка – актриса хабаровского театра драмы, дедушка режиссер. Все детство я провела с ними, сидела на репетициях, смотрела спектакли, атмосфера театра для меня родная. Несмотря на это, я считала себя совершенно не творческим человеком, но что-то во мне все же есть (смеется).
Конечно, еще многому предстоит научиться, профессиональное видение приходит постепенно. Но проработав больше года, я уже много умею и понимаю процесс. 

Что самое важное в работе?
 
- Спектакль – это коллективное дело. Не только режиссер, художник и актеры, но и те, кто изготавливает декорации, реквизит, костюмы должны понимать общую сверхзадачу. Если знаешь, что делаешь, то действуешь не вслепую. Приходит вдохновение, азарт, можно сказать. 
И, конечно, заниматься тем, что нравится. К «Кубанским казакам» удалось от души поработать с пенопластом. По замыслу художника, на сцене много барельефов, как в советскую эпоху любили делать. Вытачивая из пенопласта фигуры, почувствовала себя скульптором! На глазах рождается то, чего не было, проступает, начинает жить. 

Что вдохновляет больше всего?
 
Трудности. Был у нас момент, в спектакле «Три поросенка» художником была поставлена задача – сделать раскрывающуюся детскую книгу с объемными картинками. Вот тут уже мозг работал не просто, как раскрасить книгу, а как создать ее технически простой для актеров и, в то же время, масштабной и не скучной для детей. Конечно, есть недочеты, которые я вижу, но это уже профессиональное, не думаю, что зритель этого заметит.

Светлана Беседина, заведующий бутафорским цехом. 
 
Светлана, вы у нас уже мастер своего дела, работаете в драме больше 10 лет.
 
- Да, сама удивлена, сколько лет прошло. Иногда как у любого человека, который долго работает на одном месте, приходит ощущение: «ты ничего не знаешь». Много что сделала, а потом в какой-то момент кажется, что ты полный «ноль». Наступает разочарование, желание уйти, но как представишь, что в другом месте не будет такого творческого духа и сколько вложено сил…

Было нелегко?
 
- В нашей профессии только трудом приходится доказывать, чего ты стоишь. У меня художественное образование, мастер ручного ткачества по коврам и гобеленам. Приходилось из плоскости переводить мозг и воображение в объем. Первая скульптура в жизни – грифон для спектакля «Чукоккала». Даже поспорили с главным художником, он не верил, что справлюсь. Доказала, глаза боятся, а рук делают, и страх ушел.

Какой самый любимый спектакль?
 
- «Поминальная молитва». 

Декорации Вы делали?
 
-  Да, уже под моим началом.  

Какие материалы считаются театральными?
 
- Конечно папье-маше, бумага, ткани, пенопласт. Есть и более современные технологии, но на это нужны денежные средства, а их с каждым годом все меньше и меньше. Раньше какие-то вещи мы придумывали сами, советовались с художником, как лучше сделать. Сейчас проще, да и технически сложных спектаклей в последнее время нет.
 
То есть то, что вы делаете – для вас просто? Никогда бы не подумала!

- Так уже наработан большой опыт, и поэтому нет проблем, что из чего сделать. Мы не имеем права отступать от замысла художника, выдумывать свое. Наша задача – добиться максимально точного исполнения эскиза, а это уже технологии, мастерство и опыт. Тем более, у нас сложился замечательный коллектив. Мы говорим на одном языке, все понимают, что такое «цвет», «форма», умеют читать чертежи. Приходит пополнение.

Надия Максутова, бутафор. 

Пополнение, как понимаю, это вы?
 
Да, я пришла в мае и сразу приступила к «Кубанским казакам».
 
Что привело в театр?

- Желание здесь работать. Я дизайнер, художник, недолго училась на факультете монументального искусства. Но это немного не мое, живопись ближе.

Есть мечта, что хотелось бы сделать?
 
- Я хочу свою мастерскую.

А здесь удается реализоваться как художнику?
 
- Конечно, каждый в жизни выбирает свое, что ему ближе по душе. Здесь, в театре, я занимаюсь искусством, эта работа ближе к моей мечте, как никакая другая.


Юрий Македонов, бутафор. 

Какой самый любимый спектакль?
 
- Ханума. 

Принимали участие в изготовлении декораций к этому спектаклю?
 
- Делал декорации на выезд, получилась история: выточил льва, а оказалось, что подход актера с другой стороны. Пришлось делать второго. Теперь у нас два льва на «Хануму». Один в одну сторону смотрит, другой в другую, запасной. 

А как ваши родственники, друзья относятся к вашей работе?

– Они думают, что мы живем в сказке, работаем в сказке. Что у нас самая интересная работа, которая только может быть. 

К разговору подключается Светлана Беседина.

- Юрий – наш двигатель прогресса, у него отличное абстрактное мышление и фантазия. Изучает, какие новые технологии используют в театрах за рубежом, пытается внедрить у нас, придумывает инструменты, упрощает процесс. Тем самым сильно облегчает работу. 

Юрий, у вас есть мечта?
 
- Мечта – чтобы наш театр потратил денег и закупил современные материалы для декораций. Как делать из папье-маше, мы уже знаем, хочется учиться новому. 

Вы разрешите другим сотрудникам театра к вам прийти на помощь? Доверите?
Светлана Беседина:
 
- Конечно. Так было всегда, и до меня тоже. Актеры, сотрудники театра с бутафорами дружили, помогали совершенно безвозмездно. Однажды для спектакля «Нахлебник» нужно было быстро сделать декорацию –  огромный лес. Мы работали большим коллективом,  практически всем театром в несколько смен, и вырастили рощу за очень короткое время. Мы рады всем, кто готов помочь. Работа всегда есть, интересная и  даже для тех, кто не считает себя творческим. Научим!

Уходя из цеха, я знаю, что вернусь к ним, но уже в новом качестве – подмастерья. «Эффект Тома Сойера» сработал! Когда видишь, как кто-то «красит забор», хочется присоединиться. 
Увлеченные, скромные люди, которые несут большую ответственность за свой труд. Хочется пожелать им вдохновения и продолжать любить театр, не смотря ни на что. Важно, когда коллектив на одной волне, ведь все мы здесь ради чего-то большего. 


Текст
Екатерина Пономарева




Афиша

Партнеры

Все партнеры

Стать партнёром